Человек на арене. Взгляд стоиков на честь и уверенность

Что является мерой ценности человека, если не его способность принимать удары, которые наносит жизнь, и оставаться на ногах? Во времена Древнего Рима гладиаторы встречались друг с другом на огромных аренах, которыми была усеяна карта Древней Европы. Они стояли лицом друг к другу. Говорят, между ними не было ненависти, не было тяги к крови друг друга, но была чистая воля выжить и продолжать стоять, когда другой упадет. Именно этот инстинкт выживания удерживает современную цивилизацию на ногах, на твердых мраморных столбах мужской гордости, чести и стоической уверенности.

Те времена давно прошли, но инстинкт выстоять все еще жив. За что бы вы ни стояли, будь то, чтобы сохранить работу, или сохранить семью, или в свою духовность, — борьба продолжается только с одной целью — поддерживать статус-кво, и этот статус-кво — это сохранение жизни, выживание.

Очень рекомендую вам прочитать речь Теодора Рузвельта «Гражданство в Республике» (источник англ., видео рус.), где он впервые использовал понятие «человек на арене». В его воображении, человек на арене — это тот, кто сражается с трудностями и препятствиями, пока другие критикуют и насмехаются. Рузвельт ставит этого человека на арену как единственного, чьё мнение действительно имеет значение, того, кто кует себя в огне битвы за жизнь. Все эти люди вокруг него — это те, кто струсил выйти на арену, те, кто стоит без дела, кто упустил свой шанс сразиться в битве своей жизни, либо убежал от нее. Трусы и ленивые люди выстраиваются на ступенях арены, насмехаются и унижают единственного ценного человека среди них, того, кто держит меч и щит. Они делают это не из ненависти, а из страха. Страх, что человек на арене может добиться успеха, и тем доказать, что успех возможен. Они боятся, что он может раскрыть их собственную трусость и слабость.

Всякая природа довольна, когда шествует благим путем. А разумная природа шествует благим путем, 1) когда не дает согласия на ложное или неявственное в представлениях, 2) устремления направляет только на деяния общественные, 3) а желания и уклонения оставила при том, что зависит только от нас, 4) и приветствует все, что идет от всеобщей природы.

Марк Авреклий, Размышления, 8.7

Стоик должен быть человеком на арене. Только так можно раскрыть свой полный потенциал как человека. Ваша уверенность исходит из знания, что вы боретесь со своими собственными проблемами, что именно вы решили встретиться лицом к лицу со своими собственными демонами, и поэтому только ваше мнение и ваш собственный взгляд на себя действительно имеет значение. Все остальные, кто комментирует и критикует, — это только зрители, люди на ступенях арены. Самая полная внутренняя уверенность в себе и своих поступках приходит от осознания, что ты — одинокий гладиатор на арене.

Еще один вопрос, который возникает, когда мы говорим о человеке на арене — это понятие чести. Что можно сказать о чести и этической ответственности людей, которые насмехаются над тем, кто на арене? А что можно сказать о чести того, кто издевается над своим противником на арене?

Честь — это корень уверенности. Честь не позволяет человеку отказаться от целей, выводит его на арену и движет им в сражениях. Честь — это то, что отличает человека на арене от зрителей. Их отсутствие чести равно пропорционально количеству ненависти и издевок, которые они выливают на человека на арене. А его собственная честь — это то, что позволяет ему быть уверенным и продолжать стоять под насмешками и поношением толпы.

Другой аспект чести — это уважение противника. Если вы не уважаете противника, который стоит на арене вместе с вами, вы ничем не отличаетесь от зрителей. Ведь он — другой человек на арене, человек, который решил не терять честь и свои цели, другой человек, который выбрал трудный путь и который не стоит в зрительской зоне. Уважать его — значит уважать себя. Честь, которая дается другому человеку — это честь, которая дается самому себе. Уважая человека на арене, вы уважаете себя. Уважая его цели и трудный путь, который он прошел, чтобы попасть сюда, вы уважаете свою собственную способность преодолевать трудности.

Главное — человек на арене. Стоическая уверенность, которая есть в нем, честь, которая движет им. Он глух к насмешкам толпы, его взгляд сосредоточен на целях и сражениях, которые он должен преодолеть. Стоик должен выйти на арену, если хочет быть достойным человеком. Стоик становится достойными ненависти окружающих людей и уважает тех, кто сражается вместе с ним.

Вы можете спасти этот блог, если пригласите меня на чашку кофе. Узнать больше

Подпишитесь на рассылку

Отправляю 1 письмо в месяц со всеми статьями. Ничего больше.

Или присоединяйтесь в Телеграм-канал.

Подождите

Спасибо! Вы успешно подписались.