Главное самому себе не лгать

Оказывается – вся моя жизнь – ложь и фантазии, в которые я усердно верю. И так у всех. Легче рассказывать сказки, чем быть говорить правду. Но еще сложнее быть искренним с самим собой. И, на удивление, ложь себе приносит больше всего боли.

Ладно родители вбили в голову нормы, но если самостоятельно продолжать верить в них, обманывая себя, то лучше не станет.

"Закончишь школу, получишь высшее образование, и будет хорошо", – говорили они. Я закончил, а лучше не стало -- ушло много сил, времени и средств. И вот теперь, чтобы хоть как-то оправдать все потерянное, продолжаешь твердить: зачем-то надо было, кто знает, как жизнь повернется. Вроде и ничего, но зачем лгать? Не лучше ли освободиться хотя бы от этой присоски, которая явно противоречит новому жизненному убеждению, подтвержденному опытом, что образование, увы, не важно.

"Я его люблю, а он все равно за чужими юбками гоняется", – говорят женщины. "У других что, поперек, что мужики за ними гоняются?" – продолжают другие. Конечно, всегда выгоднее играть роль высокой морали, чем жизненной банальности. Трудно найти поддержку, если говорить: я просто хотела, чтобы он отдавал мне все свои деньги и тихонько дрочил в туалете, господи, неужели так много требовала? Куда лучше, легче и приятнее убедить себя и весь мир, что мужики козлы, а я – богиня.

Или вот еще пример из книги Рюрик, Анны Козловой. Ситуация такая, что мужчина подобрал на трассе девушку, которой нужно было доехать в Астрахань. Вечером они остановились в мотеле в разных номерах, и дальше развивается такая история:

"Вас интересовало, не питает ли он сексуальных надежд в отношении нашей малышки? Правда, с тех пор мы сильно продвинулись, и теперь, если вы обладаете хотя бы толикой интуиции, то, конечно же, поняли—питает, но, похоже, вам все равно нужны разъяснения. По какой-то загадочной причине вы не желаете видеть то, что лежит на поверхности, и поэтому в центре ваших представлений о жизни находится нечто столь же далекое от реальности, как, скажем, волк-вегетарианец. Нравственный облик волков мог бы серьезно пострадать, если бы всякий раз, когда они набрасывались на жертву и рвали зубами сочную плоть, кто-то напоминал им, что подобный образ действий совершенно недопустим. Видя, как волки окружают олененка, вы вряд ли спросите, какова их цель? Вы вряд ли решите, что эти мощные, покрытые шрамами звери решили поиграть с олененком или показать ему дорогу к маме, тогда почему вы так упорно верите, что зрелый мужчина не имеет намерения трахнуть девушку, подобранную на трассе М8? Что же касается Михаила, то и он почему-то страстно желает, чтобы очевидная ситуация была истолкована в прямо противоположном ей смысле. Не знаю, как вам, а мне хочется обнять его. Будь у меня грудь, я бы его к ней прижала и сказала: «Милый, чем ты так напуган? Что заставляет тебя извергать тонны словесного шлака, вместо того чтобы признаться: ты хочешь свою новую юную знакомую. В этом нет ничего страшного и тем более противоестественного. Заканчивай эти штучки, Михаил. Нет никаких хороших женщин, есть только женщины, которых тебе хочется трахать, и те, которых не хочется»."

К черту! Не могу больше.

Хватит лгать. Достаточно жить фантазиями других людей о том, каким я должен быть: мужем, сотрудником, другом, братом, гражданином. Да кем угодно я быть должен, только не самим собой. И хватит верить в эти ожидания и лгать себе, что я на самом деле не такой, какой есть, а такой, каким хотел бы, чтобы меня видели.

Я всего лишь такой же до смерти напуганный жизнью. Мне страшно предстать перед миром лжи вдруг искренним. Страшно, что те люди, которые мне сейчас дороги, отвергнут. Вдруг настоящий я не сможет справиться, а жизнь во лжи потом будет приходить в ностальгических снах?

Не знаю. Так или иначе. Хватит лгать самому себе. Эта мысль занимает меня целый день.

Показать комментарии

Подписаться на нерегулярную рассылку.