Паника и страх: стоицизм vs. коронавирус

Сложно сейчас не поддаться панике.

Сложно находить позитив.

Сложно находить уверенность в чем-то, чтобы не двинуться головой.

Дело совсем не в том, что говорят — разговоры здесь мало имеют значения. Как в «Облачном атласе» старушка молва все сказанное шепотом и все домыслы разнесёт к каждому уху не успеешь и глазом моргнуть. Дело в ответственности и осознанности.

На днях, заваривая себе чай, я слышал как люди в офисе обсуждали удивительные теории заговора. Их же я читал на форумах в дарквебе и в комментариях к статьям на Нью-Йорк Таймс. Эти истории распространяются с такой силой, что им сам коронавирус позавидует.

Я помню, когда это все начиналось. Мы смотрели ролики с улиц и больниц Китая, тайно снятые на дешевые телефоны, и пускали саркастические шуточки. Сравнивали ролики с кадрами из Обители зла. Это всё казалось таким забавным и далёким. Мы насмехались и, скрестив пальцы, думали, что до нас не дойдёт, ведь мы за пазухой у бога живем. И в это же время, мы неуклюже сжимались и нервно улыбались, отводя глаза, потому что уже тогда нам было страшно. Смех — единственное, что мы могли сделать.

Сейчас, наблюдая как в городе пустеют улицы, все больше людей выходит в масках и самоизолируется, я понимаю, что это не шутка и совсем не зомби апокалипсис. Это реальность, в которой нет всесильной Элис, но есть простой человек Мила Йовович. Нет и вакцины против вируса.

Вдруг стало страшно.

Я вижу, как у людей от страха трясутся руки, как паника создает дефицит продуктов и медикаментов, как отключается наращенная веками цивилизованность и проявляются принцип «выживает сильнейший».

Вдвойне стало страшно, когда еще раз понял, что мы особо никому не нужны. Государствам не нужны как люди и как владельцы бизнеса. Медицине мы не нужны, как те, кого нужно лечить. Но я не жалуюсь. Жаловаться — это не по стоицизму.

Я вижу, как все больше людей охватывают приступы паники. Скорее, паника охватывает весь мир. Она приводит к потере трудоспособности и невозможности рационально мыслить. Я вижу, как большие мужики в тренажерном зале с ноткой страха переглядываются, когда кто-то кашляет. Я вижу, как люди делают странные вещи, в надежде защититься.

Я думаю, что ответ вирусу может быть в человечности и разуме. Проще говоря, нужно вспомнить, что мы — люди и как это — быть человеком. Мы должны вспомнить, как использовать свой разум. Стоицизм именно об этом.

Удивительно, как двухтысячилетняя философия вписывается в современный мир.

Мы больше боимся, чем страдаем, и больше страдаем от воображения, чем от реальности.

Сенека

Вечная истина — многое, чего мы до смерти боимся, никогда не сбывается.

Страх затуманивает реальность и мы не видим, что происходит на самом деле.

Тиски страха парализуют.

А что если попытаться разобраться?

Что если подумать, что будет самым худшим исходом? Прочувствовать и проиграть в голове этот худший сценарий. Приготовиться к самому худшему, как выразился Сенека: «человек, который предвидел приближение беды, лишает ее силы, когда она приходит».

Что если подумать, что можно сделать, чтобы подготовиться? Какие варианты? Что мы можем сделать, чтобы уменьшить вероятность того, что произойдет самое худшее?

В ситуации неопределенности и хаоса, лучшее, что мы можем сделать — это подготовиться к тому, что может произойти. Подготовиться — это не значит закупить 100 масок и 50 кг макарон. Подготовиться — значит взять под контроль свой страх.

Стоики знали, что следует бояться не того, что пугает, а самого страха. Страх порождает страдание. То, чего мы боимся, бледнеет в сравнении с той болью, которую мы причиняем себе и другим, когда поддаемся страху и сеем панику.

Стоическая практика «негативной визуализации» — это иммунитет: иммунитет к страху; иммунитет к слабости; иммунитет к чувству сомнения и неуверенности.

Экономическая депрессия — это плохо, а паника — еще хуже.

Пандемия вируса — это плохо, паника — еще хуже.

Смерть от болезни — это плохо, паника — еще хуже.

Паника в трудной ситуации не помогает — она только всё усложняет.

К тому же, реальность отличается от той, какой ее рисует страх. Даже несмотря на то, что коронавирус очень легко передается, всего для 15-20% заболевших нужна медицинская помощь, а для остальных 75-80% болезно пройдет легко. Конечно, смертность в 2-3% очень пугающая и отрезвляющая.

Стоики сказали бы, что бесполезно пересказывать сценарий глобального мрака и гибели всего живого. Они бы советовали сконцентрироваться на практических, разумных действиях, которые помогут защититься. Медики же рекомендуют довольно простые действия:

  • Тщательно мыть руки;
  • Носить маску, чтобы не распространять вирус, если вы заражены, а не для того, чтобы защититься;
  • Проявлять ответственность и оставаться дома, если заболели даже простой простудой.

Вирус не сделал нас врагами.

Вирус не стёр доброту и помощь.

Вирус не сделал нас слепыми к нужде ближнего.

А кто ближний?

Вирус показал, насколько близок китаец к итальянцу, а иранец к американцу.

Все мы живем здесь. На маленькой бледно-голубой точке, которую зовём нашей Землей.

The Mystery of the Mariner 2 Photometry | MalagaBay
Крошечная точка посередине коричневатой полосы справа — Земля с расстояния 6 миллиардов километров.
Pale Blue Dot.

Вы можете спасти этот блог, если пригласите меня на чашку кофе. Узнать больше

Подпишитесь на рассылку

Отправляю 1 письмо в месяц со всеми статьями. Ничего больше.

Или присоединяйтесь в Телеграм-канал.

Подождите

Спасибо! Вы успешно подписались.