Размышления об одиночестве

Люди — социальные существа по своей природе и нам довольно сложно переживать экстремальные случаи изоляции. Если насильно находиться в одиночестве слишком долго, то начинаются различные психические сбои, которые могут привести к сумасшествию и глубокому отчаянию. Одиночное заключение и ссылка в пустынные места — использовались с незапамятных времен как наказание. Люди давно поняли, насколько глубоко страх изоляции течет в наших жилах.

Но сейчас страх одиночества не ограничивается такими крайними формами. Многие боятся оставаться в одиночестве в течение даже одного дня. Где-то читал, что около 50% владельцев мобильных телефонов испытывают неприятные ощущения и тревогу, когда телефон не рядом, разрядился или находится вне зоны покрытия сети. В этой статье я хочу исследовать этот страх и попытаться найти способы утешения в одиночестве.

Многие мыслители предполагали, что страх одиночества — это страх перед самим собой. В нашей обычной жизни, где мы заняты работой и домашними делами, мы чаще всего находимся в присутствии людей, наша социальная личность всегда на первом плане, пугающие мысли и эмоции вытесняются за пределы сознания. Но когда мы находимся вдали от социальных ограничений, важные аспекты нас самих, которые обычно скрыты, как правило, всплывают на поверхность.

«В уединении растет то, что каждый вносит в него, даже внутренняя скотина.»

Фридрих Ницше, Так Говорил Заратустра

«Одинокий, ты идешь дорогою к самому себе!»

Фридрих Ницше, Так Говорил Заратустра

«Всецело быть самим собою человек может быть лишь до тех пор, пока он один…»

Артур Шопенгауэр, Под завесой истины

Немногие могут пережить этот кризис одиночества и укротить внутреннюю тьму. Большинство же не может выстоять, и почему Ницше считал, что «многих следует отговаривать от одиночества». Одиночество для многих слишком тяжкий груз, чтобы нести его. Поэтому им лучше держаться за других, чтобы никогда не чувствовать себя одиноким.

«Один идет к ближнему, потому что он ищет себя, а другой — потому что он хотел бы потерять себя. Ваша дурная любовь к самим себе делает для вас из одиночества тюрьму.»

Фридрих Ницше, Так Говорил Заратустра

Те, кто находит спасение вблизи других, спасаются от своего одиночества, но они всегда оказываются искалеченными версиями того человека, которым они могли бы стать наедине. Для того чтобы мы могли реализовать свой потенциал, нам необходимо восполнять метапотребности (высшие потребности), о которым писал Абрахам Маслоу. Это стремление к истине, красоте и добру. Эти потребности, как отметил Эрнест Беккер в своей книге «Отрицание смерти», не могут быть полностью удовлетворены другими людьми: «Невозможно получить кровь из камня, получить духовность от физического существа». Любая попытка удовлетворить метапотребности через отношения с людьми приведет к богоподобной идеализации человека и, как следствие, к рабской зависимости от него для нашей самооценки и идентичности.

«Если человек становится Богом, он с такой же легкостью может стать дьяволом; причину искать недалеко… Если вы найдете идеальную любовь и попытаетесь сделать ее единственным судьей добра и зла в себе, мерой своих стремлений, вы станете просто отражением другого человека. Вы теряете себя в другом, точно так же, как послушные дети теряют себя в семье. Неудивительно, что зависимость, будь то от бога или от отношений, несет в себе так много скрытого негодования».

Эрнест Беккер, Отрицание смерти

Чтобы не стать жертвой отношений, как многие люди сегодня, мы должны развить то, что психоаналитик Дональд Винникотт назвал «способностью быть одинокими». Когда страх одиночества делает нас зависимыми от других, мы становимся чрезмерно уступчивыми из-за того, что боимся остаться одни и, таким образом, создаем то, что Винникотт назвал «Ложным Я». Наша личность становится простым отражением того, какими, по нашему мнению, другие хотят нас видеть. Именно в развитии способности быть в одиночестве можно разрушить «Ложное Я», что позволит нам заново открыть наше истинное «Я», или, другими словами, открыть наши подлинные чувства и потребности.

В наши дни большинство людей боится одиночества. Вместо этого многие неосознанно придерживаются так называемой «Теории объектных отношений», которая основана на двух ключевых предположениях:

  1. Развитию личности способствуют только межличностные отношения;
  2. Эти отношения являются основным, если не единственным, источником смысла в жизни.

В своей влиятельной работе «Привязанность и утрата» Джон Боулби, приверженец этой точки зрения, написал:

«Близкая привязанность к другим людям — это центр, вокруг которого вращается жизнь человека, не только когда он младенец, малыш или школьник, но и на протяжении всей его юности и зрелости, а также в старости».

Джон Боулби, Привязанность и утрата.

Доведенные до крайности предположения объектных отношений подразумевают, что жизнь человека не имеет смысла, если нет межличностных отношений. Однако, упускается из виду факт, что смысл жизни можно найти и так же можно стимулировать личностный рост, когда мы в одиночестве посвящаем себя творческой работе, которая поглощает все внимание. Как утверждал психиатр Энтони Сторр в своей книге «Одиночество: возвращение к себе», что во время творчество работы, мы, часто не осознавая этого, придаем форму и наводим порядок в своем разуме:
«…взросление и развитие могут происходить внутри изолированного индивида в большей степени, чем я допускал ранее… интровертные творческие люди способны определять личность и достигать самореализации с помощью самореференции, то есть взаимодействуя со своей работой, а не взаимодействуя с другими людьми». Энтони Сторр, Одиночество: возвращение к себе.

Именно эта способность достичь самореализации, развивая отношения со своей работой, привела Федора Достоевского к утверждению, что одиночество для ума так же важно, как пища для тела. В одиночестве мы можем сформировать свой характер вдали от сдерживающих внешних требований и сохранить свою независимость в отношениях, которые мы развиваем, тем самым гарантируя, что мы, как многие сегодня, не потеряем в них свою индивидуальность.

И все же, когда мы учимся расти в одиночестве, мы не должны сбрасывать со счетов опасности, о которых говорил Ницше, и опасности, которые побудили Гете написать: «Нет ничего более опасного, чем одиночество». (Гёте, Страдания юного Вертера). Однако мы можем развить способность справляться с этими опасностями, если согласимся, что преимущества одиночества заключаются в его опасностях, что, сталкиваясь с внутренней тьмой, мы приобретаем власть над самим собой, что практически невозможно, находясь в окружении множества людей.

Так что будьте реальны и делайте то, что делает вас счастливым. Не будьте со всеми, чтобы их радовать и выполнять их цели. Независимо от того, насколько вы стараетесь понравиться другим, большинство людей способны только осуждать и плохо отзываться о других.

Если вы не являетесь частью этой игры под названием «общество», то будьте готовы смириться с суровой реальностью такой жизни. Люди будут вмешиваться ― они будут подвергать сомнению ваш выбор; они будут бомбардировать вас всевозможными убеждениями и оскорблениями. Они будут убеждать вас вернуться в общество, отказаться от одиночества. Не попадайся в ловушку.

Обычно приводят 3 аргумента против уединения:

  1. Одиночество неестественно. Гомосапиенс генетически и эволюционно является стадным животным. У всех нас есть основной биосоциальный инстинкт: обмен опытом, тесное соседство товарищества и совместные усилия всегда были фундаментальной и жизненно важной потребностью человека. Особь стадного вида никогда не сможет быть по-настоящему независимой и самодостаточной. Естественный отбор гарантировал, что как индивидуум он должен обладать устойчивым чувством неполноты без других представителей своего вида вокруг. Люди, которые не разделяют эту силу сплоченности, очевидно, либо девиантны, либо больны.
  2. Одиночество — это патология. Психология, психиатрия и особенно психоанализ настаивают на том, что личные отношения, в идеале как интимные, так и сексуальные, необходимы для здоровья и счастья. Фрейд выдвинул эту идею, и она последовательно поддерживалась и развивалась теоретиками (такими как Джон Боулби) и особенно теоретиками объектных отношений (такими как Мелани Кляйн). Они сильно развили идею о том, что вы не можете по-настоящему быть счастливы сами по себе, вам нужны другие люди, чтобы быть психически здоровыми.
  3. Одиночество опасно (поэтому наслаждаться им — мазохизм). Более того, считается, что одиночество физически опасно, потому что, если вы попадете даже в довольно легкую чрезвычайную ситуацию, вас некому будет спасти; и психически опасно, потому что у вас нет обычных проверок реальности с помощью других людей; никто не заметит ранних предупреждающих знаков.

Так или иначе, диалог на эту тему должен происходить. Самые ранние работы Сенеки написаны, когда он находится в изгнании на острове. Он пишет о том, как превращает свое затруднительное положение в хорошее дело, например, в отпуск. Кроме того, Марк Аврелий писал о том, как мы должны обратиться внутрь себя, или что-то в этом роде. Эпиктет говорил о том, что ничто вне его самого не является хорошим или плохим, и что, если бы он был изгнан, с ним все было бы хорошо.

Что именно дают личные отношения, чего не может предложить ничто другое? Может ли творческая работа быть альтернативой или даже приносить лучшее удовлетворение? Или чувство смысла? Может ли мирное счастливое одиночество некоторых людей служить противоядием или даже уравновешиванием неистовой социальной активности других? В чем именно заключается наша социальная ответственность в обществе, где большинство людей чувствуют себя бессильными и ненужными? Почему утверждение других людей о том, что они счастливы не так, как вы сами, вызывает столько беспокойства — и почему это беспокойство так часто выражается в осуждении и оскорблении, а не в искреннем беспокойстве и заботе? Как общество выбирает, по каким вопросам оно позволяет себе судить, если у него нет четкого представления о конечном благе?

И прежде всего, почему об этом не говорят?

Я верю, открытых разговоров об одиночестве нет из-за страха. Страх, как известно, парализует творческие способности, отупляет воображение, снижает способность решать проблемы, наносит ущерб здоровью, истощает силы, подрывает интеллект и разрушает надежду.

Страх все запутывает; трудно ясно мыслить, когда вы напуганы. В страхе, мы проецируем его на других людей: начинаем чувствовать угрозу от любого, кто кажется немного другим.

Кроме того, существует современное явление, которое усугубляет проблему: средства массовой информации зарабатывают деньги на страхе.

Вы можете спасти этот блог, если пригласите меня на чашку кофе. Узнать больше

Подпишитесь на рассылку

Отправляю 1 письмо в месяц со всеми статьями. Ничего больше.

Или присоединяйтесь в Телеграм-канал.

Подождите

Спасибо! Вы успешно подписались.