Рубрики
Стоицизм Философия

Стоицизм и дружба: как быть хорошим другом

Когда мы говорим о стоицизме, в первую очередь мы думаем о личных качествах стоиков, подходе к жизни, процессе мышления и системе взглядов на мир. Марк Аврелий, Катон, Эпиктет, Сенека — за ними интересно наблюдать, скрупулезно читать их труды, примерять к себе жизненные уроки. Вся суть стоицизма скорее сосредоточена на внутреннем мире конкретного человека, чем на взаимодействии с людьми. Но как эти философы относились к окружающим, как дружили, как общались?

Марк Аврелий разумно правил целой империей и заслужил признание. Катон заслужил уважение армии, потому что всегда находился вместе с ними в окопах. Каким-то образом это поведение отображает человеческое отношение. Тем не менее, из всех известных стоиков, только один дал четкое понимание того, как следует поступать со своими друзьями.

Сборник писем Сенеки «Нравственные письма к Луцилию» — серия глубоких бесед с близким другом. Каждое письмо касается разной темы или расширяет то, о чем говорили ранее. Эти письма не просто проливают свет на личную жизнь Сенеки, но и отвечают на вопросы:

  • Что значит быть хорошим другом?
  • Как поддерживать дружбу?
  • Почему важно заканчивать общение с теми, кто не станет другом?

К счастью, многие стоики думали над подобными вопросами. В этой статье я хочу рассмотреть несколько идей о том, как иметь более искреннюю, осмысленную и вечную дружбу.

Важно оценивать людей и отдавать себе отчет

Но если ты кого-нибудь счи­та­ешь дру­гом и при этом не веришь ему, как само­му себе, зна­чит, ты заблуж­да­ешь­ся и не веда­ешь, что есть истин­ная друж­ба. Во всем ста­рай­ся разо­брать­ся вме­сте с дру­гом, но преж­де раз­бе­рись в нем самом. Подру­жив­шись, дове­ряй, суди же до того, как подру­жил­ся. Кто вопре­ки настав­ле­нию Фео­ф­ра­с­та судит, полю­бив, вме­сто того, чтобы любить, соста­вив суж­де­ние, те пута­ют, что должно делать рань­ше, что поз­же. Дол­го думай, сто­ит ли ста­но­вить­ся дру­гом тому или это­му, но решив­шись, при­ни­май дру­га всей душой и гово­ри с ним так же сме­ло, как с собою самим.
Сенека, «Нравственные письма к Луцилию»

Было бы как минимум много проблем, если бы мы сходу доверяли каждому встречному человеку. Поэтому Сенека фактически заявляет, что способность оценивать — дар, которым нужно пользоваться. Выбор друга очень похож на то, как мы открываем двери, когда кто-то пришел. Для некоторых мы оставляем дверь открытой. Для других мы можем открыть дверь, когда нужно. И наконец, есть те, кого не впускаем, даже если они стоят на пороге и стучат. Только те, кто доказал свою надежность, могут войти. Будь то ваш дом или ваше сердце, действуют одни и те же правила.

Со временем мы учимся делать более точные суждения, учимся определять, что хорошо и что плохо, узнаем, что доставляет удовольствие, а что боль. Стоики верили, что мы можем научиться давать правильные оценки людям и, следовательно, выбирать настоящих друзей. Конечно, мы все так же будем делать ошибки и стоицизм не гарантирует светлой дружбы. Но друзья, которых мы допустим к себе, пропустим через фильтры суждений, останутся в нашей жизни навсегда, и будут «приняты всей душой».

Не будьте временным другом и не водитесь с теми, кто рядом временно

Пло­хи мыс­ли того, кто подру­жил­ся, видя лишь само­го себя; как он начал, так и кон­чит. Кто завел дру­га, чтобы тот выру­чал из цепей, тот покинет его, едва загре­мят око­вы. Тако­вы дру­же­ские сою­зы, кото­рые народ назы­ва­ет вре­мен­ны­ми. С кем мы сошлись ради поль­зы, мил нам, лишь покуда поле­зен. Вот поче­му вокруг того, чьи дела про­цве­та­ют, — тол­па дру­зей, а вокруг потер­пев­ших кру­ше­ние — пусты­ня. Дру­зья бегут оттуда, где испы­ты­ва­ет­ся друж­ба. Вот поче­му видим мы так мно­го постыд­ных при­ме­ров, когда одни из стра­ха бро­са­ют дру­зей, дру­гие из стра­ха пре­да­ют их. Како­во нача­ло, таков конец, ина­че и быть не может. Кто подру­жил­ся ради выго­ды, тому будет доро­га награ­да за изме­ну друж­бе, коль ско­ро и в ней было доро­го ему что-нибудь, кро­ме нее самой.
Сенека, «Нравственные письма к Луцилию», письмо 9

Мы все знаем, как выглядит временный друг. У вас есть общие интересы, общаетесь здесь и там, радуетесь достижениям. Все это похоже на дружбу, но когда жизненные невзгоды обрушиваются на нас, этих друзей нигде не найти. 

Нам нужны люди, на которых мы можем положиться в трудное время. Доверие — важная часть дружбы. Как можно доверять, если используешь человека для достижения какой-то цели? Невозможно доверять и есть тебя используют.

Стоики были за то, чтобы искать дружбу, потому что она по своей сути хороша, а не потому, что полезна. Хороший друг всегда рядом, особенно, когда друг в нужде. Друг не чураются трагедии и не считают себя лучше того, кто нуждается в утешении. Хороший друг — рядом и точка. Мы должны искать это качество не только в наших друзьях, но и в самих себе.

Отказывайтесь от друзей, которые влияют негативно

Ты должен прежде всего обращать внимание на этот вопрос: никогда не общаться с кем-нибудь из прежних близких или друзей так, чтобы сходиться с ним в том же. Иначе ты утратишь себя. А если у тебя проскальзывает мысль: «Я покажусь ему неладным, и он не будет ко мне относиться так же, как прежде», помни, что даром ничего не бывает, и невозможно, не делая того же, быть тем же, как когда-то. Так вот выбирай, хочешь ли ты так же быть любимым теми, кем был любим прежде, но быть таким же, каким был ты прежде, или быть лучше, но не встречать с их стороны той же любви.
Эпиктет, Беседы, 4 том, текст 2.

Один из самых трудных аспектов дружбы — это осознание, когда пришло время расстаться. Иногда друг все еще может быть преданным, но его действия по отношению к другим и окружающему миру больше не согласуются с вашими взглядами.  Может другу все еще можно доверять, но его поступки стали отличаться от того, что вы считаете допустимым.

В таком случае есть два варианта. Либо мы поддерживаем дружбу ценой нашего личного роста, либо прекращаем дружбу собственной ценой дружбы с этим человеком. В первом случае мы позволяем дружбе останавливать нас, удерживать от роста. Во втором случае мы делаем трудный выбор в поддержку наших ценностей и устремлений.

Стоический ответ на эту ситуацию будет использовать идею предпочтительного безразличия, которая в контексте дружбы будет выглядеть примерно так: не стоит слишком расстраиваться из-за потери дружбы, но и слишком радоваться тоже не стоит, если дружбу сохранить. Вместо этого стоики предпочитают остаться безразличными: вполне хорош любой исход: дружба или разлука. Таким образом, мы можем умеренно наслаждаться дружбой с теми, кто остается другом. Но и имеем достаточно сил и спокойствия, чтобы отпустить тех, кто мешает развиваться нашим ценностям.

Что это значит? Что мы свободны принимать и развивать любую дружбу, какую захотим, до тех пор, пока она не ставит под угрозу нашу мораль.

Делись с друзьями всем, что есть

И ника­кое зна­ние, пусть самое воз­вы­шен­ное и бла­готвор­ное, но лишь для меня одно­го, не даст мне удоволь­ст­вия. Если бы мне пода­ри­ли муд­рость, но с одним усло­ви­ем: чтобы я дер­жал ее при себе и не делил­ся ею, — я бы от нее отка­зал­ся. Любое бла­го нам не на радость, если мы обла­да­ем им в оди­ноч­ку.
Сенека, «Нравственные письма к Луцилию», письмо 6.

Если вспомнить самые счастливые моменты жизни, то скорее всего вы вспомните те, где дорогие вам люди были рядом. Это может быть момент, когда вы сделали предложение, или день, когда вы достигли большой цели и праздновали с друзьями и семьей. Не важно, что произошло, важно то, что самые лучшие моменты становятся лучшими потому, что мы можем разделить их с близкими.

В следующий раз, когда соберетесь чем-то заняться, пригласите друга. Не важно, что это будет — долгий отпуск или посмотреть фильм. Попробуйте услышать звук радости в их голосе, когда будете их приглашать. Вы поймете, что Сенека, как и всегда, был прав.

Помните, что вы смертны и друзья тоже

Если ты целуешь свое дитя, брата, или друга, никогда не давай своему представлению полную волю и не позволяй радости доходить до чего ей угодно, но сдержи их, помешай им, как стоящие за триумфаторами и напоминающие им, что они люди. Примерно так и ты напоминай сам себе, что любишь смертное, любишь отнюдь не свое. Это дано тебе на настоящее время…
Эпиктет, Беседы, 3 том, текст 24.

Стоики известны тем, как относятся к смерти. Мы напоминаем себе как можно чаще, что время ограничено и нужно уже сейчас делать то, что важно.

Спросите себя, будете ли вы относиться к другу так же, если узнаете, что завтра его не станет? И дело не в том, что мы подлые и не ценим друзей. Но в том, что мы теряем осознание быстротечности жизни; мы слишком переоцениваем то, сколько времени осталось. Ведь каждый раз, когда мы обращаемся к другу — может стать последними словами в нашей или его жизни.

Стоики хорошо потрудились, чтобы впечатать в сознание принцип Momento mori. Мы помним о смерти и стремимся каждый миг прожить и осознать. Однако, важно помнить, что и окружающие люди тоже смертны. Если мы будем обращаться с нашими друзьями так, как будто они могут исчезнуть в любой момент, мы вряд ли сможем принимать их как должное.

Ищите баланс, а не средства контроля

Люби скромное дело, которому научился, и в нем успокойся. Не гонись за новым. Остаток жизни пройди, добровольно отдав все свое судьбе — никому не будь господином, не будь ничьим рабом.
Марк Аврелий, Размышления, 4:31

В центре философии стоицизма находится идея о том, что мы должны понимать, что можем контролировать, а что нет. Наверное, тяжелее всего признать, что мы не можем контролировать других людей. Мы все встречали друзей, которые стремятся контролировать все в твоей жизни и всегда знают, как лучше. Они планируют и изменяют планы, как им вздумается. Вся дружба крутится вокруг них. Если такой человек попадает в рабочую атмосферу, то с ним практически невозможно сотрудничать.

Если мы стремимся найти баланс, то мы никогда не должны играть в эти игры. Мы не должны стремиться контролировать людей, и не позволять им контролировать нас. Вместо этого, мы должны осознавать, как ведем себя, и принимать то, как ведут себя другие. Одни из самых больших жизненных страданий, происходят от нашего желания изменить что-то в человеке, которого мы не можем изменить.

Вывод: какая дружба у стоиков

То, с кем мы выбираем проводить время — являются отражением нашего характера и способности оценивать людей, судить и выбирать. Если после этой статьи вы начнете оценивать тех, кто вас окружает, друзей, с которыми проводите время, подумайте о том, кто помогает вам расти, а кто сдерживает. Кому вы можете позвонить в три часа ночи в будний день, и они будут у вашей двери через час? На кого вы можете положиться, когда кажется, что нет никакого пути?

Каким бы ни были ваши ответы, дружба — один из величайших даров жизни. Невозможно описать радость, когда есть человек, с которым прошел трудности и разделил прекрасные моменты. И не важно, осознаем ли мы, что есть люди, которых нужно отпустить, или понимаем ли, что есть друзья, которых стоит усерднее удерживать, одно несомненно: нам есть чему учиться, чтобы стать лучшим другом.

Иллюстрации в порядке появления в статье:

  • Illustration by Maurice Sendak from a vintage ode to friendship by Janice May Udry
  • Manuscripts and Archives Division, The New York Public Library. "Frank Thompson and friends at Long Beach" The New York Public Library Digital Collections. 1940 — 1953
  • Manuscripts and Archives Division, The New York Public Library. (1940 — 1953). Frank
  • Manuscripts and Archives Division, The New York Public Library. "Frank Thompson with friends Barry, Martin, Hector and Frank" The New York Public Library Digital Collections. 1940 — 1953.
  • Schomburg Center for Research in Black Culture, Photographs and Prints Division, The New York Public Library. "Three African American sailors walking across and trying to balance on wooden beams that are laid across a sand pit while others look on and wait their turn at U.S. Navy Receiving Station, Camp Robert Smalls" The New York Public Library Digital Collections. 1942

Понравилась статья? Проголосуйте!

4 0

Подпишитесь на рассылку

Отправляю 1 письмо в месяц со всеми написанными статьями. Ничего больше.


Подождите



Спасибо! Вы успешно подписались.

Поделиться: